.::.

закрытый

Автор: Andreyka от 23-01-2008, 11:43, посмотрело: 894

0
Утро уродилось близнецом таких же сотен пробуждений до него. Трезвон будильника и бестолковая суета жены, как обычно, провалявшейся «еще пять минуточек», перемежающаяся сонным бурчанием дочери, собирающейся в институт.
Степан Иваныч отвернулся к стенке и натянул одеяло на уши. Вот так всегда, рассчитываешь сполна воспользоваться преимуществом того, что тебе на работу на два часа позже, а поспать не дают. Ладно, сейчас хлопнет входная дверь и можно полчаса насладиться тишиной и дремой. Вот, вот… Сейчас…
Улыбаясь и уже проваливаясь в сладкие объятия утренней неги, Степан Иваныч каким-то шестым чувством уловил некий дискомфорт. Вроде и звуки с площадки слышны громче, чем обычно. Нет, пожалуйста, только не опять!..
Свалившись с кровати и натянув тапочки, Иваныч протопал в коридор и в сердцах сплюнул, увидев до боли знакомую картину. «Опять дверь не закрыли, бабье семя! Ну что ты будешь делать?..» — захлопнув, крутанул замок. «Поспал называется, япона мама!..»
Утробно рыкнул сливной бачок. Подтянув семейники и вырубив засвистевший чайник, Степан отправился в ванную. Открыл воду, взял зубную щетку и…
— Ну, …… твою мать! – тюбик пасты знакомо подмигнул с полочки открытым горлышком. Колпачок сиротливо валялся на раковине. – Когда ж вы привыкните-то закрывать все за собой?
Сплюнув остатки пасты и прополоскав рот, Иваныч скинул трусы и майку и отдернул шторку ванны. «Надо бы прокладки в смесителе сменить. Капать начал, того и гляди потечет. Бабы, крутят сдуру, что есть мочи, а оно ж не вечное» — деловито оглядывая вентили и почесывая хозяйство, Иваныч занес ногу над краем ванны. – Точно, сегодня заскочу в хозяйственный, на обратном пути». Поставил ногу на мокрый чугун и занес было вторую, как внезапно, изобразив цыганочку с выходом, навернулся плашмя, поскользнувшись на шампуне, вылившемся из упавшего тюбика… Открытого…


через час с небольшим

— И чё, даже больничного не дали? – сочувственно пробасил Серега, сосед по отделу. – Иваныч, ты ж поломаться мог, как нефиг делать?
— А что ему, коновалу-то этому? – Степан Иваныч затянулся сигаретой и поморщился, коснувшись забинтованным пальцем шишки на затылке. – Говорит, что ушибы незначительные, не помру. Да и рука, мол, левая, не рабочая. А }{опа синяки стерпит, на то она и }{опа, мол, чтоб терпеть.
Стоя в курилке и смоля первую рабочую сигарету, Иваныч сердито морщился от дыма, лезущего в глаза. Санек из отдела сбыта докурил первым и выскочил из курилки, оставив дверь распахнутой настежь.
— Твою мать, в лифте родился, что ли? Дверь закрывать не учили? – Степан раздраженно кинул бычок в урну и толкнул дверь ногой.
— Ты чего, Иваныч? – удивленно уставился на него Серега. – Нервный ты какой-то, с утра…
— Будешь тут нервным, с вами, оболтусами… Ширинки, небось, не забываете застегивать? – буркнул тот. – Ладно, хорош дымить, пошли работать, машины стоят.


еще через час, но с большим

— Серега!.. – морщась и держась руками за ушибленное колено, Степан раскачивался в кресле. – Я ж бл… Тебя бл…
— Блин, Иваныч, ну чё ты сам не видел, куда идешь?
— Ящики за собой задвигать надо, умник! Сколько раз повторять-то можно, говнюки! – тихо подвывал Иваныч, баюкая ногу. – У-у-й!.. Прям под чашечку, больно-то как, ёшкин кот!..
— До свадьбы заживет! – Серега кинул взгляд на часы. – Давай, заканчивай! Нам сейчас деваху в нагрузку выделят на отдел, через полчаса. Стажерку, на практику.
— Какую еще стажерку? – досадливо буркнул тот, задрав штанину и грустно разглядывая нехилый синяк, расползавшийся по коленке. – Мне и тебя хватает, разгильдяя. Еще и за ней смотреть?
— Не бзди, Иваныч, — причесывался перед зеркалом Серега. – Девки, они ж аккуратные. Интересно, симпатичная будет или как?
— Аккуратные говоришь? Вот, хоть посмотришь, как работать надо, чтоб порядок был и в бумагах и на столе, это тебе не хрен собачий! — Степан назидательно воздел кверху забинтованный палец размером с баклажан, но подумав, поднял другую руку. – Институт, это тебе не самоучкой, «по блату»… – вспомнил свою студентку дочь и добавил. — И что бы матом при ней ни-ни! Культурно чтоб, понял?


примерно через полчаса

— Валя, бл…! Какого херодонта ты, бл… эту, бл… тут поставила, растудыть тебя за промежность?! – ошпаренный Иваныч прыгал на месте, оттягивая мокрые от кофе штаны в самом неприличном месте.
— Ой, Степан Иванович, я забыла закрыть, простите?.. – суетливо кружилась с салфеткой вокруг него покрасневшая стажерка, растерянно хлопая ресницами. Сзади давился от хохота Серега, по полу крутился опрокинутый, открытый термос. – Я правда забыла, я ж не специально!..
— Твою мать, а мне от этого легче, конем тебя трижды каждый день пять раз? – шипел Иваныч, расстегивая ремень на брюках. – Да выйди ты отсюда, бестолочь, дай штаны хоть снять! Когда ж вы за собой закрывать все начнете, нелюди!
— Что, Иваныч, — напарник уже икал от смеха, — Хвалиться собрался или ощипывать? Ошпарить его ты уже ошпарил.
— Да пошел ты, знаешь куда! – стукнулся в стену пролетевший мимо Сереги степлер. – Хоть рот закрой, раз все остальное забываешь!


вечером

«Ну что за день такой?!! – кипел Иваныч, буксуя в снегу, по дороге в хозяйственный. – Все одно к одному! Не хватало еще, чтобы прокладок не было на полдюйма…»
…….
— Мужчина, я вам пятый раз повторяю, нету их, поймите! – усталая продавщица смотрела поверх головы красного от возмущения Степана, — От того, что вы поорете, они не появятся, понимаете?
— Ну как не может быть такой мелочи? – Иваныч упорно гнул своё. – Неужели трудно их в запасе держать, это ж вещь первой важности!
— Значит забыли заказать, что тут такого?
— Да когда ж вы забывать-то прекратите, бл…!..

«Забыли они, бл…! Все и всё забывают, когда ж порядок в этой стране сраной будет! Один Степан должен все за всеми исправлять и помнить! – Иваныч уже не просто кипел, а побулькивал праведным гневом, пробираясь домой подворотнями, темнея неясным силуэтом на фоне сугробов. – И снег тоже забыли почистить, суки! И лампочки забыли в фонарь вкрутить, опять темень! Да когда ж…»
Внезапно, темный и коренастый силуэт резко взмахнул руками и исчез. Быстро и эффектно. Только портфель одиноко лежал на снегу рядом с канализационным люком.
Открытым…

— Пациент поступил без в бессознательном состоянии, мужчина, возраст примерно 45 лет. Множественные ушибы, рваная рана руки, гематома на лбу, — диктовал медсестре хирург в приемном отделении скорой помощи. Та старательно шуршала ручкой по карточке. – Тэк-с, что у нас ниже?.. Ага, перелом правой ноги, голень.
Внезапно Степан открыл глаза, разлепил пересохшие губы и взглянул на врача.
— Доктор, а перелом открытый или закрытый? – выдавил он.
— Закрытый, закрытый… — поддатый дежурный врач даже не удивился такой прыти пациента.
— Ну и слава Богу!.. Хоть что-то хорошо! – Иваныч облегченно прикрыл глаза и, впервые за сегодняшний день улыбнулся.

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.