Журнал КарауЛ.ру » Материалы за 23.04.2008

 
.::.

разница

Автор: Andreyka от 23-04-2008, 11:57, посмотрело: 990

0
В чем разница между равенством, справедливостью и социальной спроведливостью.

Предположим, что есть 1 порция и нужно накормить 2 человек — большого и маленького…

1. равенство — это когда эта порция делится поровну.
2. справедливость — это когда большему достается больше, так как он большой и ему нужно больше
3. социальная справедливость — это когда меньшему достается больше, так как он меньше

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

ну за исскуство

Автор: Andreyka от 23-04-2008, 11:41, посмотрело: 901

0
Развелся я как-то с женой. Ну развелся и развелся. С работы приходишь – мозг не сверлит никто, пивка взял, в интернет вылез – лепота. Месяц проходит, другой, вроде бы и хорошо все, а вот чего-то не хватает. На третий месяц понял я, что не хватает моей душе женского общества, да и не только душе, хотя, если разобраться – душа здесь вообще ни причем. Короче захотелось мне по.баться не по детски. И так захотелось, что ни порнуха любимая не помогает, ни сайты. Пишешь где-нибудь: «пасиба падра.ил» или «а.уеть, дайте две», а радости никакой как прежде. Звоню другу: Пойдем, говорю, в клуб, что ли сходим, отдохнем. Ну и пошли. В клубе музыка гремит, стробоскопы мелькают, девчонки пляшут. Заприметил одну, симпатичная брюнетка, худенькая, но c сиськами, зачет по-любому. Подкатил-познакомился, Наташкой зовут, романтика сразу врубаю:
— Ах, какое имя замечательное, прям как у Натальи Гончаровой.
— А кто это? — спрашивает.
“Да уж, — думаю, — экземпляр интеллектом и эрудицией не обременен, ну хоть к туалету надеюсь приучен”
— Ну это же Пушкина супруга, про которую он еще писал: Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты, как мимолетное виденье, как гений чистой красоты. Вот если бы он не придумал этих строчек раньше, я бы сейчас глядя на вас, их бы написал.
— Ой, да ладно, — смеется и рукой машет, а по лицу видно – довольная.
Ну слово за слово, коктейль за коктейлем, танец за танцем, а сидим мы уже с ней на диванчике, целуемся, за сиську трогаю ее потихоньку, хорошая такая сиська, упругая. Давно понял – при хороших сиськах интеллектуальные недостатки как-то и не замечаются вовсе.
— Поехали, — говорю, — ко мне, я тут недалеко живу.
— Ой, нет-нет, поздно уже, домой пора, родители заругают.
— Ну давай тогда завтра в гости приходи.
— А чего делать будем?
“Чего-чего, — думаю, — о колебаниях на фондовой бирже разговаривать будем”
— Устроим романтический вечер, — говорю, — вино, свечи, легкая музыка, поговорим, узнаем друг друга получше. Приготовлю чего-нибудь, знаешь какой я повар? Пальчики оближешь. “И не только пальчики, — злорадно про себя усмехаюсь”
— Ну давай, — говорит, — созвонимся завтра.
Обменялись телефонами и уехала.

Звонит на следующий день, щебечет:
— Лешка привет, узнал?
— Наташенька, ну конечно же узнал, как же я могу забыть такой чудный ангельский голосочек, — “х.ли тут не узнать, — думаю, — определитель же на мобиле”.
— Ну я сегодня вечером свободна, часиков в восемь могу заехать.
— Очень жду мадемуазель, — говорю.
И бегом квартиру пидо.асить, благо выходной, вылизал всю, даже в туалете освежителем побрызгал. Поехал в супермаркет, взял вина, оливок, сыру, свечек, спагетти и прочей атрибутики романтического вечера. В очереди на кассу стою, девочка за мной встает и смотрит на меня так пристально, а я рожу отворачиваю, мало ли кто это, вдруг из банка про кредит просроченный напомнить хочет, или, еще хуже, как завопит на весь зал, так вот ты где мерзавец, а ребенок у тебя уже в первый класс пошел, папку все спрашивает.
— Леша, Емельянов, ты?
Присмотрелся я, а это же одноклассница моя, Маринка, я еще в десятом влюблен в нее был. Красивая такая, прям не изменилась почти и улыбается так задорно.
— Ага, я, — говорю, — привет Маринка, сколько лет, сколько зим. Как дела-то?
— Ой, да у меня нормально, — и понеслось: бла-бла-бла, бла-бла-бла, кроме того, что развелась, и не запомнил ничего.
— А ты приходи на встречу одноклассников, через две недели, давай я тебе позвоню, скажу, где и во сколько.
— Конечно приду, — а у самого уже фантазия играет как я ее соблазнять буду.
Тут очередь моя подходит, я барахло все на кассу выгружаю, а Маринка смотрит и спрашивает с ехидцей легкой:
— Что, романтический ужин намечается?
А я на автомате:
— Ага, б.я, рамантега нии.аццо, — и две пачки презервативов с лоточка около кассы беру. И понимаю тут по вытянувшемуся Маринкиному лицу, что на вечер встреч не позовут меня еще лет десять как минимум. Для пущего эффекта можно еще голосом Бивиса сказать: Ыыыы, сегодня мне точно дадут.
Сгреб покупки в пакет, буркнул пока и бегом из магазина. “Ладно, — думаю, — по статистике на десять девчонок девять ребят приходится“
Дома макароны с соусом приготовил, сыр нарезал, оливки открыл, свечи зажег, вино, за неимением ведерка со льдом, засунул в кастрюлю с холодной водой, фужеры достал, жду. В восемь пятнадцать звонок в дверь. Наташка пожаловала.
— Привет, — говорит, — я ненадолго совсем.
— Жаль, — говорю, и рожу грустную делаю, а сам смотрю: в пакете щетка зубная просвечивает и пое.ень всякая косметическая, хорошо хоть рюкзак с вещами не притащила и родителей знакомиться.
За стол сели, вино разлил, речь романтическую задвинул, и ну только чокаться, тут звонок в дверь. А я вроде и не ждал никого. К двери подхожу, в глазок заглядываю, а там пи.дец просто: стоит незнакомый детина, размерами с двух молодых Шварцнеггеров, с перекошенным лицом и в руках биту бейсбольную сжимает. Я аж опешил, живу спокойно, криминалом не занимаюсь, денег не должен никому кроме банка одного, да и то немного, соседей не заливаю, а тут такое. Стою, молчу, думаю: позвонит чуть-чуть и уйдет. А этот прямой потомок неандертальцев не уходит, трезвонит вовсю. Тут Наташка к двери подбегает, в глазок глянула и обмерла вся:
— Пи.дец нам, — шепчет, — муж меня выследил.
— Ты чо дура не сказала что замужем? – шепчу я ей.
— Можно подумать, ты жениться на мне собрался, — шепчет в ответ и опять в глазок смотрит как приклеенная.
“Да знал бы что за таким Шреком замужем, — думаю, — обходил бы за пять кварталов”
— Ну может позвонит да и уйдет, — шепчу.
— Не уйдет, я его знаю, упертый, — в ответ.
Стою я в полном а.уе, смотрю на Наташку, а та к глазку нагнулась, юбочка коротенькая, чулочки в сеточку, и неожиданно чувствую, что возбуждаюсь просто капитально. Ну, я, недолго думая, за задницу ее хвать и глажу. Молчит. Я юбку задираю, ширинку расстегиваю и пристраиваюсь по быстренькому. Тут опомнилась:
— Ты что ж это делаешь?
— Тихо, — говорю, — муж услышит, — а сам продолжаю.
А муж как почуял и давай толи ногами, толи рогами в дверь колотить со всей дури и орать еще:
— Открывай, б.ядь, поубиваю всех на.уй.
“Ну все, — думаю, — сейчас соседи ментов вызовут, придется дверь открыть и, если не сегодня, так завтра подкараулит и точно прибьет на.уй” И тут снизошло на меня озарение, вспомнил я, как в школьном театре играл, прям на первых ролях всегда был. Мне еще руководительница, училка наша по литературе, ласково так говорила: «Иди Лешка в актеры, не губи талант, распи.дяй малолетний». Да не послушал я Оль Сергевну, сгубил на корню. А как приперло, сразу талант воскресил, и, не прерывая е.ли, шамкаю конкретным старушечьим голосом:
— Ой, милок, да что ж ты в дверь-то ломишься, совсем бабку старую перепугал.
За дверью тишина, Потом голос недоумевающий:
— Эй бабка, а ты что ли здесь живешь?
— А где ж я милай-то живу? Здесь конечно, — а сам продолжаю Наташку охаживать, руки под блузкой гуляют, как казаки в чистом поле, эх хорошие же у нее сиськи все-таки, большие, упругие.
— Слышь бабка, а ты одна живешь? Или с кем-то?
— Одна я, внучек, совсем одна, разъехались все, позабыли старую, тока на праздники иногда забегают, а что ж ты стучишься-то ко мне? Небось ограбить удумал, так нет же у меня ничего, бедная я совсем, с пенсии на пенсию, кошка только есть, отрада моя на старости, — хотел еще мяукнуть для пущего эффекту, но удержался.
— Да тут, понимаешь, бабуль, ситуация какая, — а сам, слышно, поверил, даже нотки виноватые в голосе появились, — жена у меня загуляла с.ка, говорит, я мол к сестре поехала, а сама к ё.ырю намылилась, я ж хорошо ее стерву знаю, вижу когда врет, ну и выследил я ее, в этот подъезд зашла, а потом смотрю в окнах как раз здесь свет загорелся, ну я и давай стучать.
— Ой внучек, да это я наверно на кухню ходила, водички попить, да и свет-то зажгла, так тебе ж наоборот надо было смотреть где свет погас, если к хахалю женка собралась, — а у самого уж дыхание сбивается, хорошо мне, да и Наташке тоже, подмахивает вовсю и хихикает чуть слышно.
— А ты ведь права бабуль, что-то я сразу не сообразил, ты уж извини меня дурака, тут дело такое, совсем голову потерял, — все, готов клиент, уносите, пока не решил обет постоянного перевода через дорогу на себя взять, во искупление вины.
— Да ладно внучек, нешто я не понимаю, у меня муж был, царствие ему небесное, строгий, сурьезный, а уж ревнивый какой, бывало с покоса поздно придешь, так смотрит из под бровей, где была, спрашивает, а я ведь ему ни разу ни с кем, воспитана так была, не то что современная молодежь, совсем поиспортилась, — и все ведь удачно складывается, еще немного и отправлю я этого гоблина страдать муками раскаяния, что потревожил божий одуванчик, а тут вдруг Наташка как застонет.
— Тихо ты, — шепчу, — спалимся же нахрен, — и рот ей рукой зажимаю.
— Эй бабка? – голос из-за двери испуганный, — ты чего там? Плохо что ли?
— Ой, внучек, сердечко что-то прихватило, испужал ты меня, — и голос как раз прерывается очень удачно.
— Эй, ты там не вздумай, а то помрешь еще, я ж в жизни себе не прощу, открывай дверь, я хоть водички подам, до кровати доведу или скорую мож вызвать?
“Ага, — думаю, — открою дверь – точно помру. От сорока пяти ударов битой по голове”
— Ничо, ничо, миленький, я сейчас валокордина приму, все хорошо будет и скорую не надо, а дверь я боюсь открывать, ты уж извини, старая я совсем, вот уже лучше мне становиться, — и не соврал ведь почти, все лучше и лучше становиться.
— Слушай, баб, а мож к кому еще моя жена пойти могла у вас, кто-нибудь тут живет один, или у кого жена может уехала, — надо же, дедукция у Шрtка заработала в стрессовой ситуации. “Ну, — думаю, — Колян, соседушка мой с пятого, зря ты мне стольник третий месяц не отдаешь”
— Ой, внучек, — шамкаю, — живет тут на пятом этаже парень один, Коля зовут, прямо подо мной, кобель такой, прости господи, девок водит постоянно, пьянки-гулянки до утра. А уж в последнее время повадился, тьфу ты срамота, мне Зинка, соседка его рассказывала, девку домой зовет, а там с друзьями, и эту, как ее, групповушку устраивают, ну все вместе развратом занимаются, совсем оскотинился.
— Что? Групповушку? — из-за двери чисто рык раненного в яйца самца раздался, — Я блядь устрою им групповушку, — и грохот по лестнице, и вовремя надо сказать, тут то на меня оргазмические волны и нахлынули, и не на меня одного, Наташка аж руку мне прокусила. Отдышался несколько секунд и бегом на балкон, давай к соседу долбиться. Вылез тот:
— Что такое? – спрашивает.
Я ему:
— Так мол и так, Григорьич, выручай, — тот ржет.
Я:
— Да хули ты ржешь? Спасай, а то завтра будешь по дому ходить, денег на венок собирать “От соседей” и ленточку “Прости меня Леша засранца”
— Ладно, — говорит, — тащи сюда свою кралю Казанова.
Я за Наташкой, хватаю ее с вещами в охапку и на балкон тащу:
— Перелазь давай, из другого подъезда выйдешь и бегом к сестре, — та упирается:
— Ты что, тут восьмой этаж, разобьюсь же.
— Да не разобьешься, я тебя держать буду, давай бегом, мужу потом от сестры позвонишь, типа как ты милый, я скучаю, авось обойдется все.
Переправил я ее к соседу, пакет с вещами отдал, а она ко мне поворачивается и говорит с уважением:
— А ты ваще мужик реальный, у меня такого никогда не было, давай увидимся еще.
— Да тут понимаешь Наташ, — говорю, — не могу я семью разбивать, совесть замучает, не судьба видимо нам, — и изображаю как будто разревусь прям, а сам думаю: “На.уй-на.уй, пока не разведешься, даже во сне не приходи” Поцеловал и в комнату.
На кухню зашел: вино с фужеров в пивную кружку вылил, долил еще из бутылки, еду всю на одну тарелку сгреб, за комп уселся, в инет вылез и думаю: “Жизнь-то оказывается чертовски приятная штука”

А первый глоток я за театр сделал. Все-таки настоящее искусство.

(c) DIM

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

амур

Автор: Andreyka от 23-04-2008, 11:35, посмотрело: 1059

0
Дочь (9 лет), с очень серьезным видом готовит «валентинку».
Спрашиваю:
— Кому, мол, красота такая?
Отвечает:
— Это Косте.
Дружат они уже лет пять, учатся в одном классе, в друг друге души не чают, то Костя в углу Лену (дочь) расцелует, сурово при этом держа ее за косу, то Ленкин портфель до дому несет, то этот самый портфель в ведре утопит, то с тремя парнями из-за Лены подерется и неделю с фингалом ходит. В общем, страсти по Шекспиру ))) Спрашиваю дальше:
— Что ты другу своему напишешь?
Отвечает, очень серьезно:
— КОСТЯ, ТЫ МЕНЯ УЖЕ ДОСТАЛ!!!
Любовь…

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

ответ на отлично

Автор: Andreyka от 23-04-2008, 11:29, посмотрело: 1200

0
Ответ на экзамене по военной подготовке, за который препод (П) поставил студенту (С) «отлично»:
(П) — Что нужно делать летчику-истребителю в случае боевой тревоги?
(С) — Бежать в кабину своего самолета и ждать разрешения на взлет.
(П) — А что нужно делать при налете вражеской авиации летчику дальнего бомбардировщика?
(С) — Идти спать!
(П) — ??????
(С) — По уставу летчику дальнего бомбардировщика положено перед вылетом спать не менее 8-ми часов!

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

Вовчик и его карапуз

Автор: Andreyka от 23-04-2008, 11:25, посмотрело: 1501

0
Обратил внимание на некий шум по поводу невоспитанности русских детишек, их отвратительных манер и неумения себя вести за пределами родины.

Моментально вспомнил одну древнюю историю – случившуюся в середине-конце 90-ых годов, которая на мой взгляд действительно демонстрирует важность хорошего воспитания, в особенности во время нахождения за пределами родных границ.

Довелось мне как-то отдыхать в Турции, к тому моменту уже ставшей излюбленным местом отдыха многочисленных немецких семей всех возрастов, начиная с пенсионеров и заканчивая семейными парами с чинными бюргерскими детишками.

Но попадались и наши, русские семейные пары с детьми, с одной из которых я и познакомился. Глава семейства был классическим «новым русским», каким их рисовали анекдоты и истории, посвященные началу девяностых.
Зрелище он являл собой монументальное. Килограммов 120 живого веса выгодно отличались от сопоставимых по массе бюргеров тем, что основным их источником являлся не громадный пивной живот, а общая комплекция и физическое развитие. Весь он как-то бугрился мускулатурой, бритая голова на мощной шее крепилась к широченным плечам, а на шее по моде и статусу тех лет красовалась широченная и явно тяжелая золотая цепь причудливого плетения. Широкие плечи переходили в голый торс, покрытый буйной растительностью, а довершали образ яркие кричаще— малиново-фиолетовые шорты чуть ниже колена и неожиданно маленькая, красующаяся на макушке белая панамка, не иначе являвшаяся его личным талисманом или памятью о давних временах, когда он был пионером.

О непростой судьбе их обладателя также красноречиво говорила татуировка на пальцах ног — «Они устали».
Звали моего нового приятеля, как он сам отрекомендовался – Вова, впрочем его жена – не какая-нибудь фотомодель с упругой грудью и шелковистой кожей, а его ровесница, больше похожая на верную боевую подругу, ласково называла его «Вовчик».
Шелковистокожие и пышногрудые девочки тогда еще не вошли в состав модных аксессуаров новых русских, но в облике Вовчика что-то однозначно указывало на то, что подобным веяниям моды он не подвержен и свою жену ни на кого не поменяет.

Их сын, имя которого я уже достоверно не вспомню – был забавным карапузом лет примерно пяти, являвшим собой сгусток неуемной энергии и энтузиазма. Пока мы потягивали с Вовой дрянной турецкий «Эфес» в баре и я слушал увлекательные истории о том, как Вова «с пацанами» стал владельцем небольшого заводика под Нижним Тагилом, его сын носился вокруг как метеор, занимаясь ему одному ведомыми делами. Иногда он совсем уж плотно докучал отцу, отвлекая его от нашей беседы, и в эти моменты Вова просто легко отталкивал его ногой, приводя окружающих в ужас от такой методики обращения с детьми. В такие моменты, несмотря на «кажущуюся легкость» толчка, а порой и пинка, мальчуган катился по полу как мячик, сшибая все на своем пути. Иногда он начинал диковато завывать от обиды, но быстро переключался на что-то другое.

Его чистый и светлый разум не был замутнен политкорректностью, зато демонстрировал явные успехи в лингвистике, так как уже на второй день пребывания в отеле я услышал, как Вовчиков сынок, которому сделал замечание некий почтенный бюргер, читавший в лобби отеля газету, внятно ответствовал ему «дойче швайне».

Разъяренный и побагровевший немец направился к Вове чинить разборки, начал что-то тараторить по-немецки, размахивая руками, к нему стали подтягиваться его немецкие сотоварищи, но Вовчик встал и мрачно глядя на подступающие превосходящие силы немцев, спросил «вам что, Сталинград напомнить? Иди свой гитлерюгенд воспитывай».
Естественно, фраза была произнесена по-русски, так как в отличие от смышленого пятилетнего сына Вовчик не владел ни единым словом на иностранных наречиях. Но то ли его внешний вид, то ли фраза, которая была произнесена, то ли общий тембр голоса – что-то остановило бурное словоизвержение немецкого гражданина, который заткнулся и побагровел так, что я невольно испугался, как бы немца не разбил апоплексический удар.

С этого момента немцы объявили семье Вовчика бойкот, шумные шалости малолетнего отпрыска старались не замечать, но что-то обсуждали между собой, презрительно морщась.
При всем этом, сам Вовчик на эти расклады внимания казалось и не обращал, рассказывая мне увлекательные истории о том, как случайно угодил в места лишения свободы, периодически хватая пробегающего официанта за штаны, требуя «притарань еще пивка, браток».

Почему-то когда я заказывал пиво, обращаясь к официанту по-английски, получал я искомое в лучшем случае через полчаса, а вот просьбы Вовы немедленно исполнялись, понемногу убеждая меня в справедливости тезиса нового приятеля, что «от иностранных языков никакой пользы нет».

Полоса отчуждения вокруг Вована тем временем все расширялась, немецкие гости отеля его демонстративно игнорировали, постоянно одергивая своих чинных и воспитанных детей, которые с тоской наблюдали за тем, как Вовчиков наследник буйно резвится и звонко хохочет, с разбегу прыгает в бассейн «бомбочкой», оглашая окрестности воплями «вождя краснокожих» и вообще живет в свое удовольствие.

Немецкие детишки порой тоже чинно и тихо шалили, один из них даже умудрился споткнуться о ногу Вовчика, ту самую, на которой красовалась вторая часть предложения «они устали». Расслабленный от жары и «Эфеса» Вова поднял упавшего немчика и отвесил ему ласковый шелобан, от которого у представителя нордической расы чуть не оторвалась голова. Тут Вовчик виновато улыбнулся, показывая, что «не рассчитал силы», а я моментально догадался – почему у его собственного сына такая не по годам мощная шея.

Ситуация молчаливого противостояния радикально изменилась буквально на следующий день.

Весь отель проснулся от странных и удивительно непривычных звуков и нарастающего шума. С трудом стряхнув с себя сон, я добрался до окна и выглянул. Картинка была феерической.

Из остановившегося у отеля автобуса вываливалась куча каких-то непонятных людей, издававших гортанные звуки. Все они как один были одеты в цветасто-полосатые длинные халаты, выглядящие даже с моего наблюдательного пункта засаленными, а на головах –это в 40-ка градусную жару под лучами утреннего, но уже палящего солнца –красовались мохнатые шапки из овчины.
К засаленным халатам были приколоты какие-то значки, посверкивающие на солнце.

Все эти непонятные люди, выгрузившись из автобуса, немедленно нескончаемым людским потоком с гиканьем и дикими воплями растеклись по ухоженным дорожкам отеля.

Все эти граждане представляли собой представителей отдаленных районов Казахстана, оказавшихся лидерами по продаже столь популярного в те годы чудодейственного комплекса препаратов под названием «Гербалайф». Оный же «Гербалайф» и организовал в качестве поощрения за достигнутые результаты выезд передовиков продаж в солнечную Турцию, а значки, которыми были щедро утыканы халаты, оказались вариациями на тему «хочешь похудеть –спроси меня как».
Вся эта компания оказалась за границей в первый раз.

Возможно, узкоглазые конники Чингиз-хана с кривыми саблями и выглядели более страшно, накатывая неудержимой лавой на гордые русские города, не знаю, свидетелем не был.

Но я видел казахских продавцов «Гербалайфа», устремившихся на мирный и еще сонный турецкий отель. Пронесшись по дорожкам и побросав где попало свои халаты, эта живая биомасса устремилась в бассейны, образовав там какой-то невероятный человеческий бульон, причем некоторые даже забыли снять с себя мохнатые бараньи шапки.
Вдоволь наплескавшись, они выбирались на сушу и деловито занимали лежаки. Книги на немецком языке, очки и лосьоны для загара летели на землю, любовно сложенные на лежаках полотенца, вообще говоря показывающие, что «тут занято» радостно разворачивались и использовались по назначению, после чего тоже летели на землю.

Двое гербалайфщиков в халатах, явно страдающих водобоязнью, не сняв свои халаты, оцепенели рядом с какой-то немецкой пенсионеркой, привычно загоравшей топлесс. Бивис и Батхед пожалуй покраснели бы от стыда при виде манер этой парочки, которая указывая пальцами на изрядно потерявшую свою форму немецкую грудь, дико и безостановочно ржала, явно входя в какой-то транс. Даже когда немка, тщетно пытаясь закрыться и закутать свои телеса в полотенце, начала визжать, они не остановились и даже не постеснялись стянуть с нее полотенце, просто умирая от хохота.

Вдоволь наплескавшись, новоявленная орда устремилась на завтрак и именно там явственно проявилась, как модно сейчас выражаться, «контр-культурная дифференциация».

Принципы устройства и функционирования шведского стола были данным гражданам явно не знакомы. Видя какую –нибудь наполненную тарелку, только что поставленную на стол почтенным немцем, отошедшим буквально на секунду взять что-то еще – немедленно сжиралась, зачастую без использования вилок и ошарашенный немец, вернувшийся к своему столу уже наблюдал объедки, валяющиеся по всему столу и довольных чемпионов по продажам «Гербалайфа», сыто хлопающих себя по животам.

Те деятели, которые не смогли найти себе приготовленную каким-нибудь зазевавшимся немцем тарелку со снедью, сметая все на своем пути, устремлялись к шведскому столу и приступали к еде прямо там.

Впавшие в шок официанты и подтянувшиеся менеджеры отеля впали в оцепенение. На их робкие попытки как-то урегулировать ситуацию их просто отталкивали в сторону, не обращая на них никакого внимания. В воздухе тут и там уже замелькали обглоданные куриные кости, косточки от маслин, остатки прочей снеди, которыми новые гости стали перебрасываться просто для развлечения, дикий рев, чавканье, гомон почти полностью заглушали редкие немецкие выкрики. Дети, из рук которых вырывали плюшки и прочие лакомства, дико орали от обиды, добавляя огонька общей неразберихе.

В этот момент одновременно произошло два события.

Со стороны бассейна в ресторан забежала тщетно прикрывающая свой топлесс немка, преследуемая двумя гогочущими специалистами по вопросам «как похудеть».
А со стороны лобби в ресторанную зону вошел Вовчик с семьей и обвел зал оценивающим взглядом.

Пожилая немка уже в голос ревела, тщетно ожидаясь поддержки со стороны впавших в какое-то оцепенение соотечественников. В этот момент наверняка многие из них ощутили на собственной шкуре – чего именно удалось избежать цивилизованной Европе за счет того, что волна нашествия монголо-татар разбилась о русское сопротивление.

Рев немки уже напоминал паровозный гудок, впрочем еле слышный на фоне общего бедлама, и тут Вовчик, явно завершивший оценку ситуации, целеустремленно направился к ней.
Попадавшиеся ему на пути обладатели халатов разлетались в стороны как кегли, роняя тарелки, забитые снедью и недоуменно выкрикивали ему что-то гортанными голосами.

Смеющиеся над немкой Бивис и Батхед «гербалайфного разлива» явно не учли изменения в расстановке сил и в сжатые сроки ознакомились с кратким курсом вежливости.
Без видимого напряжения сил, Вовчик поднял одного из них за шиворот, внимательно изучил надпись на криво приколотом значке, поморщился и выбросил владельца сакрального знания «как похудеть» прямо в окно. Полет был впечатляющим и пожалуй, до бассейна, находящегося метрах в 10 от открытой террасы ресторана, деятель не долетел совсем чуть-чуть, грохнувшись оземь на самом бортике.
Его приятель отправился в полет секундой позже и тоже до точного попадания в бассейн его отделили буквально сантиметры.
Полагаю, что начиная с этого момента Вова мог бы смело и с полными на то основаниями нацепить значок «Хочешь научиться летать?».

После этого Вовчик одним движением свалил сидящих за соседним столом и весело чавкающих джигитов на пол, сорвал скатерть, вывалив тарелки со всех их содержимым на копошащихся на полу поборников биодобавок и неожиданно бережно укутал всхлипывающую немку в скатерть и помог ей сесть.

В этот момент –как в песне В.Высоцкого «на мгновенье в зале стало тише» и дальнейшие события показали, что Вова недаром чего-то добился в непростом бизнесе начала 90-ых.

В этот самый день компания «Гербалайф» потеряла большое количество потенциальных клиентов, а ее лучшие специалисты на отдельно взятом региональном рынке столкнулись с суровой прозой жизни.
Вова отлавливал бывших собратьев по Советскому Союзу по всему ресторану, жестко пресекая безуспешные попытки противостоять ему «кучей» и преподавал всем пойманным краткий курс вежливости и толерантности. Его мощный организм, расслабленный солнцем и пивом с радостью отозвался на возможность физических нагрузок, а его мрачная и убедительная ярость практически парализовала любое сопротивление граждан, в этот самый момент возможно впервые задумавшихся о том, что такое правила приличия и манеры поведения.

Закончив в ресторане, Вовчик отправился в рейд по территории отеля и где бы не находил обладателя цветастого халата и мохнатой шапки, отправлял его в бассейн по замысловатой траектории. Продолжалось «избиение младенцев» -так это выглядело со стороны, примерно полчаса и принесло удивительные результаты. В отеле как по волшебству вновь воцарилась атмосфера сонно-тягучего расслабления и покоя.

А усевшийся за столик и слегка запыхавшийся Вовчик даже не успел крикнуть привычное «притарань пивка, браток», как сразу два официанта устремились к нему с подносами с холодным пивом.

Куда делись поборники «Гербалайфа» лично мне было неясно, поскольку ни одного засаленного халата, ни одной мохнатой шапки не наблюдалось в пределах видимости, только разгоряченный Вовчик, не слушая свою жену, что-то ему гневно и эмоционально выговаривающую, перебирал многочисленные трофеи — вырванные с мясом значки «Хочешь похудеть –спроси меня как!». На некоторых болтались изрядные куски полосатых халатов.

Вечером, когда Вовчик пришел в ресторан на ужин, все немцы, а было их среди отдыхающих подавляющее большинство, не сговариваясь встали и оглушительно зааплодировали, чем изрядно его смутили и Вова, как-то сразу ссутулившись, устремился за дальний столик ресторана.

А еще днем позже я случайно увидел, как расшалившийся Вовчиков карапуз практически сшиб пожилого немца, натолкнувшись на него на дорожке отеля, от чего у немца свалились с носа и разбились о дорожку явно недешевые очки. Немец, с трудом сохранив равновесие, улыбнулся, поднял разбитые очки, погладил мальчика по голове и продолжил свой путь.

А карапуз побежал дальше по своим шумным детским делам, как оно и свойственно карапузам, переполняемым своей чистой и яркой детской энергией.

(c) Bob Lee

Категория: Хорошо забытое, Чтиво