Журнал КарауЛ.ру » Материалы за 23.01.2008

 
.::.

Самара

Автор: Andreyka от 23-01-2008, 11:53, посмотрело: 1552

0
У нас в Самаре так: Снег.

День первый.

Вышел из дома, снег.
Дошел до стоянки, откопал машину, поехал на работу. На дорогах пробки и аварии.На работе все говорят о погоде, звонят клиенты — говорят о погоде.Позвонил в транспортную компанию. Поговорили о погоде.Домой ехал три часа, откопал место на стоянке, поставил машину.

День второй.

Пришел на стоянку. Нашел машину. Почти откопал, понял — не моя. Поискал свою. Нашел. Плюнул, откапывать не стал.
Пошел к автобусной остановке. Встретил товарища. Он тоже не откопал машину. Два часа говорили о погоде. Автобусов нет. Все двести человек на остановке говорят о погоде.
Товарищ ушел домой пить коньяк. Я решил идти к метро. Человек сто ушло к товарищу домой. Остальные пошли со мной.
Дошли не все.
В метро было столько народу, что решил, что это не Самара. Подумал, спросил у окружающих где я. Все сказали, что в метро.
Решил, что я в Москве. Поехал в наш московский офис.
Вышел из метро почему-то опять в Самаре.
Дошел до работы к обеду. Вмето стоянки — сугроб. Машин нет. Дорог нет.
На работе почти никого, те кто есть — без машин.
Все говорят, что зря приперлись.
Поехал обратоно домой. На метро. Нет, все-таки это Самара, а не Москва.


День третий.

Пришел на стоянку. Не нашел ни одной машины.
Пришел на остановку — не нашел товарища. Народ на остановке говорит, что ждали только меня. Пошли к метро.
Дошел один я.
В метро нет снега!
Вышел, попытался найти офисное здание. Нашел. Откопал. Не мое.
Плюнул, поехал домой.

День четвертый.

Вышел из дома.
Попытался найти стоянку. Не нашел.
Пошел домой пить коньяк. Еле нашел дом. Откопал. Мой!

День пятый.

Никуда не пошел.
Как хорошо, что есть коньяк! Звонил товарищ, спрашивал, не знаю ли я, откуда у него дома столько незнакомого народу? Я сказал не знаю. Если незнакомые — лучше выгнать.
Он сказал выгнать не может — двери завалены снегом.

День шестой.

Страшно подумать, что будет, когда закончится коньяк?..

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

романтик хренов

Автор: Andreyka от 23-01-2008, 11:49, посмотрело: 1038

0
Есть у меня два приятеля. То есть между собой они не дружат, связаны
только через меня. Стас — неисправимый романтик, этакий капитан Грей,
без устали бороздит житейские моря на корабле с алыми парусами, ищет
свою Ассоль. Пару раз уже находил, но Ассоли оказывались ведьмами, и
приходилось вырываться на волю с большим ущербом для такелажа. Но Стас
не унывает, смотришь — через месяц он уже подлатал пробоины и опять в
плавании, снова ищет приключений на свой бушприт.

Илья — полная его противоположность, флегматик и циник. Он-то свою
гавань нашел давно и спокойно там поживает в компании верной жены и двух
славных деток. Жена его далеко не идеал, но Илья твердо убежден, что
идеалов в природе не существует, и над порывами Стаса добродушно
посмеивается. Но он и постарше Стаса лет на 15.

Под Новый год мы собрались большой компанией, в которой присутствовали
оба вышеописанных персонажа. Сразу было заметно, что Стасу не терпится
чем-то поделиться.
— Что, — спросил я, — опять нашел прекрасную незнакомку?
— Ты угадал! — воскликнул Стас. — Именно незнакомку и невыразимо
прекрасную. Ехал вечером по Флатбуш и увидел, что на скамейке сидит
девушка с собакой. Боже, как она мне понравилась! Она мне безумно
понравилась с первого взгляда. И она горько плакала. Я очень спешил, но
решил, что обязан ее утешить. Я свернул в переулок к цветочному
магазину, купил огромный букет, потом снова подъехал к ней, остановился
и протянул цветы. Ты знаешь, у нее были такие глаза! Я ни у кого в жизни
не видел таких глаз. Она была потрясена. Все-таки женщины — это не то,
что вы, старые циники. Они романтичные натуры, им претит обыденность,
они ждут от нас безумных поступков.
— И что дальше?
— Да ничего. У меня не было времени, чтобы познакомиться с ней, даже
чтобы просто заговорить. Я повернулся и уехал. Но потом подумал, что раз
она с собакой, значит, живет где-то поблизости. Я много раз туда
приезжал, исходил все собачьи площадки, но больше ее не встретил.

Тут я заметил, что Илья, слушая этот рассказ, что-то усиленно ищет в
своем смартфоне. Когда Стас замолчал, Илья протянул ему аппарат, на
экране которого светилась фотография двух девушек.
— Это она! — вскричал Стас. — Илюха, ты волшебник! Откуда ты ее знаешь?
И с кем она тут?
— С моей племянницей. Это Вика, племяшкина подруга.
— Но как ты догадался? Она рассказывала обо мне, да? Она меня запомнила?
Ну я же говорил: такой поступок невозможно забыть, я произвел на нее
впечатление!

— Да уж, тебя забудешь, — подтвердил Илья. — Она ехала от ветеринара, и
у нее в автобусе вытащили сумочку. Деньги до последнего цента, карточки,
телефон, документы, в общем, все. Вот она и плакала: чужой неспокойный
район, денег нет, как добираться домой — неизвестно. И тут подлетает
какой-то хмырь на «Лексусе», сует ей цветы и уезжает. Нормальный человек
бы домой подвез, или хотя бы телефон дал позвонить. Да хоть бы дал два
бакса на метро, и то б больше пользы было, чем от твоего букета. Она
потом еле уговорила продавца взять букет обратно за два доллара, на них
и добралась. Да она тебя каждый день вспоминает, и все с одной
присказкой: бывают же на свете козлы!

И только вдоволь налюбовавшись на онемевшего Стаса, Илья проворчал:
— Пиши телефон, романтик хренов…

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

закрытый

Автор: Andreyka от 23-01-2008, 11:43, посмотрело: 891

0
Утро уродилось близнецом таких же сотен пробуждений до него. Трезвон будильника и бестолковая суета жены, как обычно, провалявшейся «еще пять минуточек», перемежающаяся сонным бурчанием дочери, собирающейся в институт.
Степан Иваныч отвернулся к стенке и натянул одеяло на уши. Вот так всегда, рассчитываешь сполна воспользоваться преимуществом того, что тебе на работу на два часа позже, а поспать не дают. Ладно, сейчас хлопнет входная дверь и можно полчаса насладиться тишиной и дремой. Вот, вот… Сейчас…
Улыбаясь и уже проваливаясь в сладкие объятия утренней неги, Степан Иваныч каким-то шестым чувством уловил некий дискомфорт. Вроде и звуки с площадки слышны громче, чем обычно. Нет, пожалуйста, только не опять!..
Свалившись с кровати и натянув тапочки, Иваныч протопал в коридор и в сердцах сплюнул, увидев до боли знакомую картину. «Опять дверь не закрыли, бабье семя! Ну что ты будешь делать?..» — захлопнув, крутанул замок. «Поспал называется, япона мама!..»
Утробно рыкнул сливной бачок. Подтянув семейники и вырубив засвистевший чайник, Степан отправился в ванную. Открыл воду, взял зубную щетку и…
— Ну, …… твою мать! – тюбик пасты знакомо подмигнул с полочки открытым горлышком. Колпачок сиротливо валялся на раковине. – Когда ж вы привыкните-то закрывать все за собой?
Сплюнув остатки пасты и прополоскав рот, Иваныч скинул трусы и майку и отдернул шторку ванны. «Надо бы прокладки в смесителе сменить. Капать начал, того и гляди потечет. Бабы, крутят сдуру, что есть мочи, а оно ж не вечное» — деловито оглядывая вентили и почесывая хозяйство, Иваныч занес ногу над краем ванны. – Точно, сегодня заскочу в хозяйственный, на обратном пути». Поставил ногу на мокрый чугун и занес было вторую, как внезапно, изобразив цыганочку с выходом, навернулся плашмя, поскользнувшись на шампуне, вылившемся из упавшего тюбика… Открытого…


через час с небольшим

— И чё, даже больничного не дали? – сочувственно пробасил Серега, сосед по отделу. – Иваныч, ты ж поломаться мог, как нефиг делать?
— А что ему, коновалу-то этому? – Степан Иваныч затянулся сигаретой и поморщился, коснувшись забинтованным пальцем шишки на затылке. – Говорит, что ушибы незначительные, не помру. Да и рука, мол, левая, не рабочая. А }{опа синяки стерпит, на то она и }{опа, мол, чтоб терпеть.
Стоя в курилке и смоля первую рабочую сигарету, Иваныч сердито морщился от дыма, лезущего в глаза. Санек из отдела сбыта докурил первым и выскочил из курилки, оставив дверь распахнутой настежь.
— Твою мать, в лифте родился, что ли? Дверь закрывать не учили? – Степан раздраженно кинул бычок в урну и толкнул дверь ногой.
— Ты чего, Иваныч? – удивленно уставился на него Серега. – Нервный ты какой-то, с утра…
— Будешь тут нервным, с вами, оболтусами… Ширинки, небось, не забываете застегивать? – буркнул тот. – Ладно, хорош дымить, пошли работать, машины стоят.


еще через час, но с большим

— Серега!.. – морщась и держась руками за ушибленное колено, Степан раскачивался в кресле. – Я ж бл… Тебя бл…
— Блин, Иваныч, ну чё ты сам не видел, куда идешь?
— Ящики за собой задвигать надо, умник! Сколько раз повторять-то можно, говнюки! – тихо подвывал Иваныч, баюкая ногу. – У-у-й!.. Прям под чашечку, больно-то как, ёшкин кот!..
— До свадьбы заживет! – Серега кинул взгляд на часы. – Давай, заканчивай! Нам сейчас деваху в нагрузку выделят на отдел, через полчаса. Стажерку, на практику.
— Какую еще стажерку? – досадливо буркнул тот, задрав штанину и грустно разглядывая нехилый синяк, расползавшийся по коленке. – Мне и тебя хватает, разгильдяя. Еще и за ней смотреть?
— Не бзди, Иваныч, — причесывался перед зеркалом Серега. – Девки, они ж аккуратные. Интересно, симпатичная будет или как?
— Аккуратные говоришь? Вот, хоть посмотришь, как работать надо, чтоб порядок был и в бумагах и на столе, это тебе не хрен собачий! — Степан назидательно воздел кверху забинтованный палец размером с баклажан, но подумав, поднял другую руку. – Институт, это тебе не самоучкой, «по блату»… – вспомнил свою студентку дочь и добавил. — И что бы матом при ней ни-ни! Культурно чтоб, понял?


примерно через полчаса

— Валя, бл…! Какого херодонта ты, бл… эту, бл… тут поставила, растудыть тебя за промежность?! – ошпаренный Иваныч прыгал на месте, оттягивая мокрые от кофе штаны в самом неприличном месте.
— Ой, Степан Иванович, я забыла закрыть, простите?.. – суетливо кружилась с салфеткой вокруг него покрасневшая стажерка, растерянно хлопая ресницами. Сзади давился от хохота Серега, по полу крутился опрокинутый, открытый термос. – Я правда забыла, я ж не специально!..
— Твою мать, а мне от этого легче, конем тебя трижды каждый день пять раз? – шипел Иваныч, расстегивая ремень на брюках. – Да выйди ты отсюда, бестолочь, дай штаны хоть снять! Когда ж вы за собой закрывать все начнете, нелюди!
— Что, Иваныч, — напарник уже икал от смеха, — Хвалиться собрался или ощипывать? Ошпарить его ты уже ошпарил.
— Да пошел ты, знаешь куда! – стукнулся в стену пролетевший мимо Сереги степлер. – Хоть рот закрой, раз все остальное забываешь!


вечером

«Ну что за день такой?!! – кипел Иваныч, буксуя в снегу, по дороге в хозяйственный. – Все одно к одному! Не хватало еще, чтобы прокладок не было на полдюйма…»
…….
— Мужчина, я вам пятый раз повторяю, нету их, поймите! – усталая продавщица смотрела поверх головы красного от возмущения Степана, — От того, что вы поорете, они не появятся, понимаете?
— Ну как не может быть такой мелочи? – Иваныч упорно гнул своё. – Неужели трудно их в запасе держать, это ж вещь первой важности!
— Значит забыли заказать, что тут такого?
— Да когда ж вы забывать-то прекратите, бл…!..

«Забыли они, бл…! Все и всё забывают, когда ж порядок в этой стране сраной будет! Один Степан должен все за всеми исправлять и помнить! – Иваныч уже не просто кипел, а побулькивал праведным гневом, пробираясь домой подворотнями, темнея неясным силуэтом на фоне сугробов. – И снег тоже забыли почистить, суки! И лампочки забыли в фонарь вкрутить, опять темень! Да когда ж…»
Внезапно, темный и коренастый силуэт резко взмахнул руками и исчез. Быстро и эффектно. Только портфель одиноко лежал на снегу рядом с канализационным люком.
Открытым…

— Пациент поступил без в бессознательном состоянии, мужчина, возраст примерно 45 лет. Множественные ушибы, рваная рана руки, гематома на лбу, — диктовал медсестре хирург в приемном отделении скорой помощи. Та старательно шуршала ручкой по карточке. – Тэк-с, что у нас ниже?.. Ага, перелом правой ноги, голень.
Внезапно Степан открыл глаза, разлепил пересохшие губы и взглянул на врача.
— Доктор, а перелом открытый или закрытый? – выдавил он.
— Закрытый, закрытый… — поддатый дежурный врач даже не удивился такой прыти пациента.
— Ну и слава Богу!.. Хоть что-то хорошо! – Иваныч облегченно прикрыл глаза и, впервые за сегодняшний день улыбнулся.

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

бык

Автор: Andreyka от 23-01-2008, 11:37, посмотрело: 1097

0
В загоне на ранчо 3 быка прослышали, что хозяин хочет купить еще одного быка.
«Старожилы» разволновались. Первый говорит: «Я прожил здесь уже 5 лет и мне
по праву принадлежит 100 коров, вы все с этим согласны, и я не уступлю новичку
ни одной из них, чего бы мне это ни стоило.» Второй говорит: «Я здесь уже
3 года и мне по праву принадлежит 50 коров, и никто с этим не спорит,
я ни за что не поделюсь ни одной из них.» Третий, самый молодой, говорит:
«Я живу здесь всего 1 год, но 10 коров уже давно мои, и я готов драться
за любую из них до полной победы.»
Вдруг быки видят как к загону подъезжает грузовик, и оттуда с трудом выгружают
такого огромного быка, какого «старожилы» еще не видели. Под каждым его шагом
рессоры грузовика прогибаются почти до излома. Первый бык говорит:
«Вообще-то мне и не надо столько коров, к некоторым из них я даже не успеваю
подойти». Второй говорит: «Всегда можно поделиться с товарищем тем, что имеешь,
тем более что коров у нас так много.» Третий бык внезапно стал бить копытом
землю и нагибать голову, показывая рога. Друзья говорят ему: «Подумай, что
тебе дороже — коровы или жизнь.» «Я и не думаю драться,— отвечает молодой бык,-
я просто хочу, чтоб он сразу понял, что я бык.»

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

Чоткий Завет

Автор: Andreyka от 23-01-2008, 11:31, посмотрело: 1218

0
Вначале был хаос. В хаосе было неприбрано, но уютно.
Но потом пришел реальный Пацан, и не понравился ему хаос.
И тогда упорядочил он хаос.
Скомкал, по стене размазал, бритвой пописал, сшил и пригладил.
И получилась прикольная кепочка.
И это было хорошо.
И дабы кепочка не была бессмысленной, сотворил он Коляна.
И Коляну стало хорошо.
Гы! – сказал Пацан.
А то! – принял мудрость Колян.
И стали — кроссачи белые и костюм спортивный.
И это было бы хорошо, если бы еще куртофан из кожи.
— Буровой совсем? – ласково спросил Пацан.
— А ты с какой целью интересуешься? – извинился Колян.
— Чел! – кивнул Пацан.
— И чо? – сплюнул Колян.
— От любого дерева ты вкушать можешь тут… –развел руками Пацан.
— Спасибо, брат. – скрипнул зубами Колян. – Только нет тут деревьев…
— А если я поищу?! – закричал страшно Пацан.
И от крика этого отыскались деревья и пресмыкающиеся.
— Йопт! Нашел таки…– стало неудобно Коляну. – Ты ж пойми – не мое это. Дружбанам несу. Мое – дал бы сразу. Мне для Пацанов ничо не жалко.
— Отвечаешь? – строго спросил Пацан.
— А по масти ли мне отвечать перед тобой? – не менее строго спросил Колян.
И образовался у них Базар.
— И это хорошо? – заискивал Пацан.
— Гнилой Базар. Семак нету. – огорчился Колян.
И стали семки. А сигарет не стало.
— Оппачки. – удивился Колян.
— А если у тебя и семки и сигареты будут – о чем ты у людей спросишь?
— Вдуплил. – вдуплил Колян.
— Чотка, ведь, чотка? – заволновался Пацан.
— Не мельтеши! – отмахнулся Колян. – Слушь, а семки на деревьях растут?
— А чо? – разведал Пацан.
— Так ты сказал – от любого дерева вкушай. Подстава? Вломить может?
— Ты пацан ровный. – жестко ответил Пацан. – Должен знать – семки растут в кармане. Или на Базаре в стакане. В том и отличие семок от жигуля. Семки в стакане – жигуль в фанфырике пластмассовом. И да будет так!
— А пофигу. – принял мудрость Колян. – Мне идти надо. Меня дружбаны ждут на машинах. Перетереть надо.
И стали дружбаны. И от уже как-то нехорошспойлера засверкали.
— Чо. – взгрустнул Пацан. – Скушно.
— А ты пока, пацанчик, — жестко сказал Колян, — сотвори мне..
— Бабу из ребра? – вскинулся Пацан.
— Лоха из села! – гаркнул Колян. – У лоха и ребро отнять не грех.
— Я назову его Адам! – заржал Пацан.
— Чотко! – заржал Колян. — Вот ты змей..

(c) frumich

Категория: Хорошо забытое, Чтиво