Журнал КарауЛ.ру » Материалы за 19.06.2007

 
.::.

История малых народов. Государство Лихтенштейн.

Автор: Andreyka от 19-06-2007, 11:59, посмотрело: 1017

0
Государство Лихтенштейн расположено на границе Австрии и Швейцарии и занимает площадь имени Карла Маркса.

Первое упоминание о княжестве Лихтенштейн встречается на Яндекс.ру. Согласно этому источнику, римский император Константин, однажды обходя свои владения, случайно завоевал Лихтенштейн. С тех пор Лихтенштейн стал важным политическим центром Римской Империи — именно через него пролегали ноги императора Константина. Однако позже, в результате оползня, Лихтенштейн как-то сам собой отделился…

Еще в самом начале своего правления князь Лихтенштейн — первый монарх и законный правитель княжества — провозгласил: «Государство — это я». И, вобщем-то, был прав.
С тех пор история этой страны наполнена яркими событиями и боевой славой. У многих ещё свежа в памяти кровопролитная война за мировое господство, развязавшаяся между Лихтенштейном и Монако. И конечно же, все помнят о коварных планах Наполеона, который хотел напасть на маленькую, но гордую страну — вероломно, в одиночку, без войска. Но, к своему счастью, так её и не нашел.

Да, много героических побед было одержано славным войском лихтешейновским. Такие хитроумные тактики ведения боя, как «убегание», «прятки» и «прикидывание мёртвым» полностью изматывали любого врага. Однако самой эффективной тактикой до сих пор является перенесение территории государства на территорию противника.

Сегодня Лихтенштейн — развитое европейское государство, безусловный мировой лидер по производству лихтенштейнцев. В последнее время население Лихтенштейна стремительно растёт — только в прошлом году средний рост населения составил 1 метр 63 сантиметра.

Экономика страны держится, в основном, на туризме, а также на небольшой таможенной будке, стратегически установленной на границе между Австрией и Швейцарией. Официальная валюта: швейцарский франк, который бережно передаётся из рук в руки.

В стране хорошо развиты высокие технологии, в частности, нанотехнологии. Широкую популярность получил нано-транспорт, наноквартиры, нанооффисы. Планировалось так же ввести нанозарплату, но жители сказали, что оно им не нано.

Сельское хозяйство Лихтенштейна в-основном концентритуется на выращивании мелких культур: карликовых помидор, гороха и семечек… Любопытно, что лихтеншейнцам систематически удаётся собрать по 3-4 урожая в год! В основном, за счет огородов соседних государств.

Национальный спортом является футбол. Правда, футбольное поле не помещается на территории страны целиком (одни ворота находятся в Австрии, а другие в Швейцарии), поэтому у игроков в ходе игры часто возникают проблемы с визами.

В заключение стоить добавить, что в 1977 году Лихтенштейн наконец-то был официально признан страной, а не кожным заболеванием, как многие ошибочно полагали. А в 1978 году Лихтенштейн стал полноправным членом ООН, став, таким образом, самым маленьким членом среди объединённых наций.

(с) dimochkin

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

отпуск это святое

Автор: Andreyka от 19-06-2007, 11:57, посмотрело: 834

0
В теперь уже отдаленные советские времена мы вели битву за урожай. С кем
была эта битва и кто в ней победил, теперь уже сказать сложно…
Но поскольку слово «битва» у наших вождей прочно ассоциировалось с со
словом «армия», то ей, армии, эту битву и поручили. Сражался за урожай и
я. Когда я убывал на продовольственный фронт во главе взвода, замполит
напутственно сказал:
— Поедешь в колхоз-миллионер!
Смысл его слов дошел до меня уже в колхозе: колхоз был должен
государству 5 миллионов советских (!) рублей. Помню, также, что у них
сгорело 2 трактора на силосной яме (вместе с силосом, естественно) и
местный комсомолец после тяжелого запоя решил постричься в монахи.
Нам поручили достраивать гараж для сельхозтехники. Каркас уже стоял,
нужно было выкладывать кирпичные стены. Решили начать с фасада, т. к. в
нем нужно было делать ворота и работы было меньше. Чертежей не было
никаких, поэтому делали «от балды». Каждый день на стройку приходил
какой-то мужичок в костюме, сапогах и кепке (местный национальный
прикид). Посидит, молча покурит и уйдет. Кстати, у них и дети так
одевались: чуть мальчик подрастет — ему тут же покупают костюм, сапоги и
кепочку…
И вот, выложили мы проем для ворот, сверху нужно класть бетонную балку.
Крана нет. Тогда сколотили деревянный пандус и, как рабы в Древнем
Египте, затащили балку на стену на веревках. Тяжело и страшно — сорвется
балка — всех передавит, как крыс. Устали, сорвали голоса от мата, пошли
отдыхать.
На следующее утро опять заявляется мужичок, подходит к нам и говорит:
— Вы, это, значить, мужики, ворота низкие сделали, комбайн-то не
пройдет.
— А ты кто?
— Зав. гаражом.
— А какого ж ты х#я раньше молчал?!
— Так я в отпуске был…

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

Провал

Автор: Andreyka от 19-06-2007, 11:43, посмотрело: 562

0
В течение долго времени депутат Государственной Думы Похмелкин активно и
эффективно боролся в Госдуме с эвакуаторами. Этим он навлек личный гнев
Юрия Михайловича Лужкова, который поручил своему пресс-секретарю Цою
устроить совершенно секретную PR-акцию, чтобы объяснить депутатам
Государственной Думы зачем, все-таки, эвакуаторы нужны.

Сценарий акции был следующим. Тайные исполнители, которые не знали, кто
заказчик, и вообще ничего не знали, должны были подъехать на двух старых
раздолбанных «Волгах» в час пик к Госдуме. «Волги» надо было закрыть,
поставить на ручной тормоз и бросить у въездов в Георгиевский переулок с
двух сторон – со стороны Тверской улицы и со стороны Большой Дмитровки.
Машины должны были полностью заблокировать проезд к новому корпусу
Госдумы и малому манежу, чтобы это объяснило депутату Похмелкину и его
сторонникам, а заодно и всем депутатам, то что им нужно понять.

Акция была совершенно страшно законспирированной, секретной.

Для информационного обеспечения должен был быть подключен ТВЦ, там
получили редакционное задание «подснять» панику вокруг заблокированного
переулка и сделать правильный сюж.
*
Нашли исполнителей – лиц выраженной кавказской наружности и
соответствующего типажа. Нашли две «Волги» — идеал. Старые,
раздолбанные, еле-еле на ходу, с грязными тряпками, пахнущие бензином.
Короче, супер.

В день «Х» исполнители выехали в сторону Георгиевского переулка. Первую
часть акции они выполнили, поставили «Волги» на самом проезде, в
проходе.

А вот дальше все пошло совершенно и не по плану. В течение меньше чем
минуты при попытке покинуть машины, лица кавказской внешности были
оприходованы Федеральной службой охраны в грубой форме вместе с их
машинами с подозрениями на попытку теракта.

Заломы рук, минеры, саперы, ниндзя-черепашки. Все происходило быстро и
могло бы быстро и закончиться, так как в машинах на самом деле ничего не
было. Но тут по плану акции подъехали машины ТВЦ без раскраски,
логотипов и спецпропусков, так как акция была секретная. Операторы
попытались начать снимать. Естественно, что их мгновенно приняли.
Кому-то дали пи$ды, кому-то по почкам. Отпускать не торопились. ФСОшники
реально напряглись.

Машины телевизионщиков обыскали. И нашли в машинах путевые листы,
выписанные гаражом ТВЦ. В графе «назначение поездки» гаражным
диспетчером было написано буквально следующее: «Госдума. Секретная акция
Цоя против Похмелкина».


Скандал вышел чудовищный. Конечно, его замяли, на каналы он не пошел. Но
в этой истории столько трогательного и родного. Есть все-таки, в нашей
профессии место празднику

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

Про парадоксы

Автор: Andreyka от 19-06-2007, 11:35, посмотрело: 691

0
Мне на работу, от дома до офиса, пешком идти семь с половиной минут и один светофор. Неспеша – десять.
На машине – пятнадцать минут минимум, два светофора, круговая развязка с ебанутой логикой и гаишная засада на улице с односторонним движением, по которой нужно десять метров корячиться задом.
Можно еще общественным транспортом. Полчаса примерно. С одной пересадкой.
Ясен пень – я хожу пешком.
Но парадокс не в этом.
Парадокс в том, что на всем пути от дома до работы нету ни одной мусорницы. И обратно – от работы до дома – нету тоже.
Очень много узбеков. Или таджиков? Вообщем, восточных людей с аккуратными метелками и совочками. На один бычок приходится где-то по одному узбеку. На пивную бутылку – двое. Через чего между ними часто наблюдаются внутринациональные конфликты на незнакомом, но очень понятном языке.
А мусорниц нету. Поэтому бычок от сигареты, которую я прикуриваю каждое утро, выходя из дома, я доношу до офисной урны в плотно зажатом потном кулачке левой руки. Просто выкинуть его по дороге мне не позволяет не совесть, а скользящие исподлобья взгляды людей с метелками.

Мне кажется, они ведут какой-то тайный учет и статистику. И переговариваются между собой встроенными в ручки метелок переговорными устройствами.
Узбеков много. А мусорниц нету. Вот в чем парадокс. Есть правда пара коробок возле киосков. Но кинуть туда окурок, всё равно что пытаться рассмотреть уровень бензина в баке посредством зажигалки.
Мы курим на крылечке магазинчика с хозяином. Я покупаю у него по дороге сигареты. В углу возле ступенек аккуратная кучка бычков. Вечером её подметут загадочные узбеки.
— Ты бы, блять, хоть бы мусорницу у входа поставил – говорю я. – Хоть бы одна бы мусорница на весь город была.
— Хуясе! А я поставил! Знаешь скоко она простояла? Она, суко, полдня не простояла. А в выходные на речку пошел, смотрю – бля! – моя пепельница! Аккуратно разрезана пополам. Получилось две пиздатых табуреточки. А на них сидят два узбека – рыбу удят. Вот те и весь хуй до копейки!
— Ну и чего? Если у тебя из сортира очко вынесут добрые люди, ты срать тоже на ступеньки сядешь? Неужели тебя АТИ не ебет?
— Ха! АТИ. Я чего, — дурак? Я же сразу две пепельницы купил. Одну спиздили, а вторая вона. Новенькая. АТИ пришла, предписание выписала, я пепельницу поставил – нарушение устранил. Они проверили, ушли, я пепельницу нахуй, в кабинет.
— Блять, как всё сложно у вас.
— А ты думал? Ты думал – просто всё? В большой стране мелких вопросов не бывает. Понял? Нихуя. Всё политика. Ты думаешь – ща пепельниц наставим, и будет чистота и порядок? Ладно. А узбеков тогда куда девать? А? Понял? Всё связано! Эт те не с хуем печенки поесть! Много пепельниц – нет бычков. Нет бычков – нет узбеков. Нет узбеков – в бывших братских республиках наступает голод и разгул демократии. Потом приходят америкосы с першингами и начинается ататуй с танцами. Ты чего, телевизор не смотришь, что ли?
— Не смотрю.
— Вот то и хуёво. Смотрел бы – не задавал бы дурацких вопросов. Чево у тебя там в кулачке? Бумажка? Бросай её нахуй в угол. И запомни – каждый бычок, который ты донес до пепельницы, а не бросил по дороге, способствует нагнетанию международной напряженности. Бросай давай, пособник империализма! Вон, узбеки на тебя смотрят.

(с) raketchik

Категория: Хорошо забытое

 

Экзамен

Автор: Andreyka от 19-06-2007, 11:31, посмотрело: 738

0
— Муравьёв – Вас просят срочно зайти в деканат! – такими словами встретила Василия секретарь на кафедре.
Он развернулся, и пошагал по коридору, размышляя, что же от него хотят в этот раз. На ум приходили всякие неприятные задрочки вроде поездки в далёкий райцентр, куда его однажды запихали читать курс по основам компьютерной грамотности для сотрудниц местной налоговой службы.

К слову сказать, курсы тогда прошли на “ура”. К концу недели понятливые молодки уже отличали мышь от клавиатуры и догадывались, где на системном блоке расположена кнопка питания.
Было только два вопроса, на которые Василию тогда не удалось найти ответ.
Первый – “почему цветной принтер сам не раскрашивает чёрно-белые картинки?”, заданный руководителем налоговой службы.
И второй — “ты чё – не местный?” – заданный ему вечером на улице гостеприимного городка.
Что поделать — логика и разум тоже иногда оказываются бессильны перед суровыми жизненными обстоятельствами.

Итак, растолкав толпу студентов, аспирант Муравьёв открыл дверь деканата, и зашёл в приёмную.
— Свет, привет – обратился он к миловидной белокурой барышне за компьютером – Говорят, вызывали?
— Ага. Посиди пока. Тебя хочет видеть зам по учёбной работе.

— А ты не в курсе, что ему от меня надо?
— Своих забот хватает – равнодушно хмыкнула Светлана и, уткнувшись в монитор, продолжила неравный бой с хитрющим машинным интеллектом в “пасьянс”.
Через десять минут Василия пригласили в кабинет.

— Василий Георгиевич. У нас тут возникла следующая ситуация… — проигнорировав протянутую руку, изрёк заместитель декана. — У группы ТМ-1 через два часа должен начаться экзамен по теории надёжности. К сожалению, экзаменатор утром попал в аварию. Он жив, но, сколько пробудет в больнице – не известно.
У нас нет сейчас свободных преподавателей, и нам очень бы не хотелось переносить экзамены целого потока на осень.
В общем, мы подумали и решили, что экзамен у группы будете принимать Вы. Ваш научный руководитель не возражает.

— Но я даже никогда не…
— Все мы когда-то что-то делаем в первый раз. – перебив Василия, с нажимом произнёс зам. – В общем, билеты получите в приёмной, и у вас ещё целых два часа на подготовку. Желаю удачи.
Замдекана встал из-за стола, и легонько вытолкал обалдевшего аспиранта в приёмную.
— … не проходил этого предмета. – договорил Василий в уже закрытую дверь.

Поступив в аспирантуру, и посмотрев изнутри, на что похожа научная кухня, Муравьёв быстро понял основные принципы организации учебного процесса: звания, заслуги и деньги забирало себе руководство, а за ошибки и косяки расплачивались все остальные.

Поэтому возмущаться и что-то доказывать было бессмысленно. Оставшиеся два часа он потратил на то, чтобы найти итоги курсовых и практических работ злополучной группы, и хорошенько присмотреться к аудитории, в которой должен проходить экзамен…

Через день Василия снова вызвали в деканат. Замдекана расплылся в улыбке, и, протянув ему руку, сказал:
— Ну вот – видите, всё прошло замечательно! А Вы боялись…
Скажу больше: это редкий случай, когда нам не поступало ни одной жалобы по результатам экзамена. Напротив, в деканат пришли старосты нескольких групп с того же потока, и попросили, чтобы им не переносили сроки экзамена. Они просили, чтобы их экзаменовали Вы!
Я всегда говорил, что учебный процесс – это в первую очередь – политика и умение находить общий язык с аудиторией.
Нам нужны такие аспиранты, Муравьёв!

Выйдя из кабинета, Василий усмехнулся.
Самым сложным было правильно рассортировать студентов, посадив косоруких отличников и хорошистов поближе к доске. А дальше…
Оказалось, что нарисованная мелом мишень дартса с баллами от пяти в яблочке до неуда в “молоке”, и мокрая тряпка, пущенная по рядам вместо дротика – отлично заменяют любого экзаменатора.

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

Романтик

Автор: Andreyka от 19-06-2007, 11:27, посмотрело: 654

0
На эскалаторе полз вслед за барышней с изумительными, обалденными совершенно волосами фантастического розового цвета.

И думал все эти полторы минуты, пока полз и любовался исподтишка, что вот если с ней, допустим, познакомиться, соблазнить ее, с первыми лучами солнца осторожно отрезать локон, чтобы потом аккуратно обмотать его вокруг тройника Aglia Long, — то хариус на такую блесну просто обязан будет вешаться целыми связками.

(с) nl

Категория: Хорошо забытое, Чтиво

 

Черная коробочка

Автор: Andreyka от 19-06-2007, 11:15, посмотрело: 832

0
У меня внутри есть черная коробочка. Прочная и звуконепроницающая. Крышка у неё завинчивается и закрывается кодовым замком. В эту коробочку я иногда прячу совесть. Раньше совесть сопротивлялась, да и в коробочку помещалась с трудом. Кроме того, привыкла, наверное, и в коробочку теперь залазит покорно. Иногда мне даже кажется, что с радостью. Я не знаю, что она там делает. Спит, наверное. Так и сейчас…

Я зайду к шефу и скажу, что мне необходимо уехать для обсуждения концепции выставочного стенда. Шеф покивает головой, не отрывая взгляда от монитора. Потом я позвоню жене и скажу, что буду на важном совещании и дергать меня по пустякам не надо. Жена фыркнет:
— Я и не собиралась.
Коллегам я просто скажу:
— Скоро буду.

Они привыкли. Выполнив эти обязательные процедуры, я поеду к женщине, которую перестал любить еще полгода назад. Я буду шептать женщине нежные слова, она будет верить им.
А часа через три я открою коробочку. Из неё, сладенько потягиваясь, выберется совесть.
— Я ничего не пропустила? — спросит она.
— Ровным счетом, ничего, радость моя, — отвечу я ей.
И мы будем радостно щуриться на солнышко и не бросать окурки на тротуар…

Категория: Хорошо забытое, Чтиво